МСУП по РС и ЭИС
Ростов-на-Дону
Муниципальное специализированное унитарное предприятие по ремонту, строительству и эксплуатации искусственных сооружений
  • Главная страница
  • Контактная информация
  • Карта сайта
 

Виллем Клас Хеда. Завтрак с крабом. (2 фото). Виллем клас хеда завтрак с крабом


Художник Виллем Клас Хеда. Зачем он рисовал объедки? | Культура

Вы только посмотрите на этот раздрай на столе: богатейший кубок, изящный графинчик, искусная чаша — скомканная скатерть, недоеденный пирог, недопитый стакан! Что бы это все значило?

Чтобы никто не сомневался в авторстве, художник поместил свой автограф на кромке скатерти. Это — Виллем Клас Хеда, голландский художник семнадцатого века. Его продукция — натюрморты. Они как бы очень похожи. Но только как бы.

На самом деле, что побудило художника написать десятки (если не сотни) однотипных полотен с остатками закуски и выпивки? Мы никогда этого не узнаем, потому что жизнь автора скрыта толщей времен.

О некоторых его современниках известно больше, о нем — почти ничего. Родился или в 1593, или в 1594 году в Харлеме (Нидерланды), где начал свою карьеру художника. Осталось неизвестным, кто был его учителем, кто его посвятил в тайны искусства. Первая его картина отмечена в 1621 году, в 1631 году он становится членом гильдии Святого Луки (который считается покровителем художников) в Харлеме.

Почти точно, что к этому времени он был женат (почему почти точно: в гильдию принимали только женатых, но были и исключения). Известно, что у него был сын Герри, который тоже писал натюрморты.

Может быть, начало его натюрмортам было положено во время обучения: рисовал этюды тех предметов, которые были у его учителя. Возможно, что учитель был не из бедных, в его распоряжении были какие-то красивые и дорогие предметы сервировки. Возможно, что Виллем заразился искусством чеканщиков и ювелиров, а затем и других ремесленников, имеющих отношение к украшению стола.

Весьма вероятно, что кто-то из заказчиков мастера, у которого работал Хеда, впечатлился работой художника и купил его картину. Это дало толчок, понимание, что такие вещи будут иметь спрос.

А что заставляло заказчиков покупать натюрморты с остатками пиршества? Картины, видимо, украшали столовые. И создавали впечатление роскоши (хотя и недоступной).

Но почему все так беспорядочно? Почему объедки, битая посуда? Неужели нельзя было изобразить все в полном порядке: поставленные как полагается приборы, нетронутые блюда и закуски, непочатые кувшины и графины с выпивкой?

Наверное, художник считал (с ним можно согласиться!), что нетронутый стол — больше мертвая натура, чем такой — со сдвинутой и скомканной скатертью, с растерзанным пирогом, с опрокинутой вазочкой. Стол как бы переживает недавнее пиршество: еще и фитиль на свече не срезан. А веселье было бурным, судя по смятой скатерти и битому бокалу. И недопитый стакан — свидетель того, что кто-то из трапезничавших набрался так, что не хватило сил прикончить налитое.

Это — один натюрморт. Сколько их — никто сказать не может. Но сохранившиеся, прошедшие буквально через века и страны несут нам знание о мелочах, которые сегодня кажутся второстепенными.

Кого сегодня волнует марка изготовителя скатерти? Художник ее зафиксировал. Где сегодня можно увидеть ножницы для обрезания обгоревшего фитиля? Художник их нарисовал. Кто сегодня скажет, были вилки в то время или нет? У Хеда они отсутствуют и, вероятно, их не было в широком ходу. Кто может сказать, какие булочки выпекали в семнадцатом веке? Их можно увидеть в натюрмортах Хеда.

Однообразный художник зафиксировал с десяток видов столовых ножей: с наборными ручками, с рифлеными ручками… Конечно, он не мог полностью менять реквизит от картины к картине, но разнообразие предметов поражает.

Зачем художник рисовал остатки пиршества? Мастер об этом уже не расскажет…

…В советские времена, в шестидесятые годы была выпущена «Книга о вкусной и здоровой пище». На ее форзаце была картинка роскошного стола: прекрасная посуда, несколько видов фужеров и рюмок, тарелки с подтарельниками… А что стояло на столе (кроме посуды)! И это в те времена, когда народ просто бедствовал. Но книжка была доступна широкой публике. И купивший ее мог хотя бы помечтать о такой роскоши.

Видимо, натюрморты Хеда тоже были своего рода мечтой для кого-то.

shkolazhizni.ru

Хеда, Виллем Клас - это... Что такое Хеда, Виллем Клас?

Хеда, Виллем Клас (Willem Claesz (Claeszoon) Heda) (14 декабря 1593/1594, Харлем — 24 августа 1680/1682, там же) — голландский живописец, мастер натюрморта.

Биография

Хеда родился в Нидерландах, в Харлеме, и обучение живописи проходил под руководством своего отца, Геррита Виллемса Хеды.

В Харлеме художник жил и работал всю жизнь. Карьеру живописца он начинал с картин на религиозные сюжеты и портретов, но затем практически полностью переключился на натюрморты[1].

В Голландии XVII века жанр натюрморта получил большое распространение. Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме. Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна; предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались. Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название ontbijtjes — этот термин обычно переводится как «натюрморты-завтраки», хотя, строго говоря, ontbijt’ом называлась лёгкая закуска, которую можно было принимать в любое время дня. Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл: погасшая свеча — символ окончившейся жизни; серебряная посуда означает земное богатство; ветчина — чувственные радости; лимон — внешнюю красоту, внутри которой скрывается горечь.

Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас — самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии. Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов. Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не сельди и т. п.

К сорока годам Хеда был уже живописцем с утвердившейся репутацией. В 1631 г. он получил статус мастера в харлемской гильдии Св. Луки. Неоднократно (в 1637, 1643 и 1651 гг.) избирался председателем гильдии, в 1642 и 1652 гг. — её деканом.

Один из сыновей мастера, Геррет Виллемс Хеда (1620—1702), также стал живописцем. Как и отец, руководивший его обучением, Геррет избрал своим жанром натюрморт и писал в той же монохромной манере. Виллем Хеда имел много учеников и последователей, но главным из них был Геррет.

Мастер умер около 1680 г. в Харлеме. Влияние его на других художников было значительным. Среди последних можно назвать молодого Франса Халса.

Творчество

Самый ранний из известных натюрмортов кисти Хеды датируется 1621 г. и представляет собой аллегорию бренности (Гаага, собрание Брёдиуса). Перед нами — рассматриваемые с высокой точки зрения предметы, в каждом из которых заложены ассоциации с бренностью и тщетой: чаша с тлеющими угольками, курительные приспособления, перевёрнутый бокал, череп. Колорит выдержан в коричневато-зелёных тонах и является одним из первых примеров нидерландского монохромного натюрморта. Уже в этой ранней работе проявилось мастерство Хеды в передаче фактуры материала. Более уравновешенную композицию находим в другом натюрморте того же года (Гаага, Королевская галерея Маурицхейс) и в «Столе с завтраком» (1631, Дрезденская картинная галерея). В обеих картинах предметы расположены на нейтральном фоне и объединены чёткой диагональной композицией.

В начале 1630-х гг. Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, но, в отличие от них, не боялся нарушить симметрию, располагая белую скатерть в правой или левой части и оставляя середину стола непокрытой. В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х гг. писалась уже совершенно смятой. Еда ранее представлялась нетронутой, предназначенной лишь для обозрения и любования, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы. Расположение предметов стало носить не празднично-торжественный, а как бы случайный, естественный характер.

Хеда любил писать серебряные чаши с мерцающими бликами, кубки из венецианского стекла, перламутровые раковины. С исключительным мастерством он передавал отражения и блики на блестящих и гладких поверхностях, как видно на примере замечательного натюрморта, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме. Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки. Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те же мотивы, но, меняя расстановку, он создавал оригинальные композиции, представляющие новый взгляд на привычные предметы. Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с тем загадочная поэтичность, создающая романтическое ощущение таинственности. В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

После 1640 г. картины Хеды стали больше по размерам, богаче и красочнее по колориту (например, натюрморты в Эрмитаже, Санкт-Петербург). Чтобы достичь большей монументальности композиции, Хеда в зрелый период творчества применял не традиционный горизонтальный, а вертикальный формат.

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Хеда, виллем клас

группировать по:

размеры картинок:

картинок на сранице:

стр. всего 1

11001

Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Виллем Клас. Хеда - Still Life - оловянные и серебряные сосуды и крабов 57d971art 57d971 Хеда, Виллем КласВиллем Клас. Хеда - Still Life - оловянные и серебряные сосуды и крабов 57d971 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Виллем Клас. Хеда - Натюрморт с табаком, вином и карманные часы da400eart da400e Хеда, Виллем КласВиллем Клас. Хеда - Натюрморт с табаком, вином и карманные часы da400e Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Натюрморт, 1629, 46 x 69 см, Дерево 11_10741art 11_10741 Хеда, Виллем КласНатюрморт, 1629, 46 x 69 см, Дерево 11_10741 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Стол с завтраком, 1631, 54 x 82 см, Дерево 11_10742art 11_10742 Хеда, Виллем КласСтол с завтраком, 1631, 54 x 82 см, Дерево 11_10742 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Натюрморт с ветчиной, 1635, 58 x 78 см, Дерево 11_10744art 11_10744 Хеда, Виллем КласНатюрморт с ветчиной, 1635, 58 x 78 см, Дерево 11_10744 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Стол с десертом, 1637, 44 x 56 см, Холст 11_10745art 11_10745 Хеда, Виллем КласСтол с десертом, 1637, 44 x 56 см, Холст 11_10745 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Натюрморт, 1634, 43 x 57 см, Дерево 11_10743art 11_10743 Хеда, Виллем КласНатюрморт, 1634, 43 x 57 см, Дерево 11_10743 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Натюрморт, Около 1640, 58,5 x 79 см, Дерево 11_10746art 11_10746 Хеда, Виллем КласНатюрморт, Около 1640, 58,5 x 79 см, Дерево 11_10746 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Хеда, Вилем Клас - Завтрак с крабом 456000art 456000 Хеда, Виллем КласХеда, Вилем Клас - Завтрак с крабом 456000 Вы можете заказать рамку для портрета Хеда, Виллем Клас<br />Виллем Клас. Хеда - Натюрморт с омаром 3efc03art 3efc03 Хеда, Виллем КласВиллем Клас. Хеда - Натюрморт с омаром 3efc03

группировать по:

размеры картинок:

картинок на сранице:

стр. всего 1

11001

s-poster.ru

Виллем Клас Хеда. Завтрак с крабом. - Разное > Картины  - ЭтоРетро.ru

Проголосуйте

за публикацию, если понравилась!

0 голосов 122 просмотров 0 комментариев
Поделиться ссылкой:
  
Автор: Комментарий:
У этой фотографии нет комментариев.
Добавить комментарий
Подсказки экспертов

Реклама:

О проекте

EtoRetro.ru - фотографии старых городов.Старых, любимых... таких, какими они были 20, 30, 50 и более лет назад.Улицы, жилые дома, общественные учереждения...Подробнее о проекте >>

Также полезно:Вопросы и ответы >>

Подпишитесь на старые фото с доставкой в фейсбук - нажмите "нравится":

Если понравился проект в целом - нажмите:

Владельцам тематических сайтов!

Мы всегда рады сотрудничеству с близкими по тематике и дружественными сайтами.   а) Хотите получить обратную ссылку на Ваш проект из данного раздела? Разместите не менее 30 старых фотографий из Вашего проекта на ЭтоРетро.ру указав источник в соответсвующем поле. Напишите нам о факте публикации, и мы разместим ссылочку на Ваш сайт. Подробнее >>   б) Если Вы нашли в разделе фотографии, которые были взяты, по Вашему мнению, с Вашего сайта, но без ссылки на Вас - просто напишите нам об этом на [email protected] - и мы скорее всего разместим ссылку на Вас. Подробнее >>

Остались старые фото?

Пусть их увидят другие!Зарегистрируйтесь на проектеи публикуйте свои фотографии!

->

Ещё не с нами?

Нас уже 14003 участников!Нами опубликовано 335523 старых фото.Присоединяйтесь и Вы к команде ЭтоРетро!

www.etoretro.ru

Виллем Клас Хеда - это... Что такое Виллем Клас Хеда?

Хеда, Виллем Клас (Willem Claesz (Claeszoon) Heda) (14 декабря 1593/1594, Харлем — 24 августа 1680/1682, там же) — голландский живописец, мастер натюрморта.

Биография

Хеда родился в Нидерландах, в Харлеме, и обучение живописи проходил под руководством своего отца, Геррита Виллемса Хеды. В Харлеме художник жил и работал всю жизнь. Карьеру живописца он начинал с картин на религиозные сюжеты и портретов, но затем полностью переключился на натюрморты.

В Голландии XVII в. жанр натюрморта получил большое распространение. Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме. Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна; предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались. Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название ontbijtjes — этот термин обычно переводится как «натюрморты-завтраки», хотя, строго говоря, ontbijt’ом называлась лёгкая закуска, которую можно было принимать в любое время дня. Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл: погасшая свеча — символ окончившейся жизни; серебряная посуда означает земное богатство; ветчина — чувственные радости; лимон — внешнюю красоту, внутри которой скрывается горечь.

Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас — самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии.

Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов. Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не селёдки и т. п.

К сорока годам Хеда был уже живописцем с утвердившейся репутацией. В 1631 г. он получил статус мастера в харлемской гильдии Св. Луки. Неоднократно (в 1637, 1643 и 1651 гг.) избирался председателем гильдии, в 1642 и 1652 гг. — её деканом.

Один из сыновей мастера, Геррет Виллемс Хеда (1620—1702), также стал живописцем. Как и отец, руководивший его обучением, Геррет избрал своим жанром натюрморт и писал в той же монохромной манере. Виллем Хеда имел много учеников и последователей, но главным из них был Геррет.

Мастер умер около 1680 г. в Харлеме. Влияние его на других художников было значительным. Среди последних можно назвать молодого Франса Халса.

Творчество

Самый ранний из известных натюрмортов кисти Хеды датируется 1621 г. и представляет собой аллегорию бренности (Гаага, собрание Брёдиуса). Перед нами — рассматриваемые с высокой точки зрения предметы, в каждом из которых заложены ассоциации с бренностью и тщетой: чаша с тлеющими угольками, курительные приспособления, перевёрнутый бокал, череп. Колорит выдержан в коричневато-зелёных тонах и является одним из первых примеров нидерландского монохромного натюрморта. Уже в этой ранней работе проявилось мастерство Хеды в передаче фактуры материала. Более уравновешенную композицию находим в другом натюрморте того же года (Гаага, Королевская галерея Маурицхейс) и в «Столе с завтраком» (1631, Дрезденская картинная галерея). В обеих картинах предметы расположены на нейтральном фоне и объединены чёткой диагональной композицией.

В начале 1630-х гг. Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, но, в отличие от них, не боялся нарушить симметрию, располагая белую скатерть в правой или левой части и оставляя середину стола непокрытой. В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х гг. писалась уже совершенно смятой. Еда ранее представлялась нетронутой, предназначенной лишь для обозрения и любования, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы. Расположение предметов стало носить не празднично-торжественный, а как бы случайный, естественный характер.

Хеда любил писать серебряные чаши с мерцающими бликами, кубки из венецианского стекла, перламутровые раковины. С исключительным мастерством он передавал отражения и блики на блестящих и гладких поверхностях, как видно на примере замечательного натюрморта, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме. Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки. Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те же мотивы, но, меняя расстановку, он создавал оригинальные композиции, представляющие новый взгляд на привычные предметы. Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с тем загадочная поэтичность, создающая романтическое ощущение таинственности. В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

После 1640 г. картины Хеды стали больше по размерам, богаче и красочнее по колориту (например, натюрморты в Эрмитаже, Петербург). Чтобы достичь большей монументальности композиции, Хеда в зрелый период творчества применял не традиционный горизонтальный, а вертикальный формат.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Хеда, Виллем Клас — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Хеда, Виллем Клас (Willem Claesz (Claeszoon) Heda) (14 декабря 1593/1594, Харлем — 24 августа 1680/1682, там же) — голландский живописец, мастер натюрморта.

Биография

Хеда родился в Нидерландах, в Харлеме, и обучение живописи проходил под руководством своего отца, Геррита Виллемса Хеды. В Харлеме художник жил и работал всю жизнь. Карьеру живописца он начинал с картин на религиозные сюжеты и портретов, но затем практически полностью переключился на натюрморты[1].

В Голландии XVII века жанр натюрморта получил большое распространение. Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме. Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна; предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались. Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название ontbijtjes — этот термин обычно переводится как «натюрморты-завтраки», хотя, строго говоря, ontbijt’ом называлась лёгкая закуска, которую можно было принимать в любое время дня. Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл: погасшая свеча — символ окончившейся жизни; серебряная посуда означает земное богатство; ветчина — чувственные радости; лимон — внешнюю красоту, внутри которой скрывается горечь.

Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас — самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии. Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов. Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не сельди и т. п.

К сорока годам Хеда был уже живописцем с утвердившейся репутацией. В 1631 г. он получил статус мастера в харлемской гильдии Св. Луки. Неоднократно (в 1637, 1643 и 1651 гг.) избирался председателем гильдии, в 1642 и 1652 гг. — её деканом.

Один из сыновей мастера, Геррет Виллемс Хеда (1620—1702), также стал живописцем. Как и отец, руководивший его обучением, Геррет избрал своим жанром натюрморт и писал в той же монохромной манере. Виллем Хеда имел много учеников и последователей, но главным из них был Геррет.

Мастер умер около 1680 г. в Харлеме. Влияние его на других художников было значительным. Среди последних можно назвать молодого Франса Халса.

Творчество

Самый ранний из известных натюрмортов кисти Хеды датируется 1621 г. и представляет собой аллегорию бренности (Гаага, собрание Брёдиуса). Перед нами — рассматриваемые с высокой точки зрения предметы, в каждом из которых заложены ассоциации с бренностью и тщетой: чаша с тлеющими угольками, курительные приспособления, перевёрнутый бокал, череп. Колорит выдержан в коричневато-зелёных тонах и является одним из первых примеров нидерландского монохромного натюрморта. Уже в этой ранней работе проявилось мастерство Хеды в передаче фактуры материала. Более уравновешенную композицию находим в другом натюрморте того же года (Гаага, Королевская галерея Маурицхейс) и в «Столе с завтраком» (1631, Дрезденская картинная галерея). В обеих картинах предметы расположены на нейтральном фоне и объединены чёткой диагональной композицией.

В начале 1630-х гг. Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, но, в отличие от них, не боялся нарушить симметрию, располагая белую скатерть в правой или левой части и оставляя середину стола непокрытой. В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х гг. писалась уже совершенно смятой. Еда ранее представлялась нетронутой, предназначенной лишь для обозрения и любования, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы. Расположение предметов стало носить не празднично-торжественный, а как бы случайный, естественный характер.

Хеда любил писать серебряные чаши с мерцающими бликами, кубки из венецианского стекла, перламутровые раковины. С исключительным мастерством он передавал отражения и блики на блестящих и гладких поверхностях, как видно на примере замечательного натюрморта, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме. Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки. Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те же мотивы, но, меняя расстановку, он создавал оригинальные композиции, представляющие новый взгляд на привычные предметы. Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с тем загадочная поэтичность, создающая романтическое ощущение таинственности. В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

После 1640 г. картины Хеды стали больше по размерам, богаче и красочнее по колориту (например, натюрморты в Эрмитаже, Санкт-Петербург). Чтобы достичь большей монументальности композиции, Хеда в зрелый период творчества применял не традиционный горизонтальный, а вертикальный формат.

Напишите отзыв о статье "Хеда, Виллем Клас"

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Хеда, Виллем Клас

(Посетив эти священные места, мне удалось узнать, что вода в горах Окситании становится красной из-за красной глины. Но вид бегущей «кровавой» воды и вправду производил очень сильное впечатление...). Вдруг Светодар настороженно прислушался... но тут же тепло улыбнулся. – Ты снова меня бережёшь, дядя?.. Я ведь давно говорил тебе – не желаю скрываться! Радан вышел из-за каменного уступа, грустно качая поседевшей головой. Годы не пожалели его, наложив на светлое лицо жёсткий отпечаток тревог и потерь... Он уже не казался тем счастливым юношей, тем вечно-смеющимся солнышком-Раданом, который мог растопить когда-то даже самое чёрствое сердце. Теперь же это был закалённый невзгодами Воин, пытавшийся любыми путями сберечь самое дорогое своё сокровище – сына Радомира и Магдалины, единственное живое напоминание их трагических жизней... их мужества... их света и их любви. – У тебя есть Долг, Светодарушка... Так же, как и у меня. Ты должен выжить. Чего бы это ни стоило. Потому, что если не станет и тебя – это будет означать, что твои отец и мать погибли напрасно. Что подлецы и трусы выиграли нашу войну... Ты не имеешь на это права, мой мальчик! – Ошибаешься, дядя. Я имею на это своё право, так как это моя жизнь! И я не позволю кому-либо заранее писать для неё законы. Мой отец прожил свою краткую жизнь, подчиняясь чужой воле... Так же, как и моя бедная мать. Только потому, что по чужому решению они спасали тех, кто их ненавидел. Я же не намерен подчинятся воле одного человека, даже если этот человек – мой родной дедушка. Это моя жизнь, и я проживу её так, как считаю нужным и честным!.. Прости, дядя Радан! Светодар горячился. Его молодой разум возмущался против чужого влияния на его собственную судьбу. По закону молодости он желал сам решать за себя, не дозволяя кому-то со стороны влиять на его ценную жизнь. Радан лишь грустно улыбался, наблюдая за своим мужественным питомцем... В Светодаре было достаточно всего – силы, ума, выдержки и упорства. Он хотел прожить свою жизнь честно и открыто... только, к сожалению, ещё не понимал, что с теми, кто на него охотился, открытой войны быть не могло. Просто потому, что именно у них-то и не было ни чести, ни совести, ни сердца... – Что ж, по-своему ты прав, мой мальчик... Это твоя жизнь. И никто не может её прожить, кроме тебя... Я уверен, ты проживёшь её достойно. Только будь осторожен, Светодар – в тебе течёт кровь твоего отца, и наши враги никогда не отступятся, чтобы уничтожить тебя. Береги себя, родной мой. Потрепав племянника по плечу, Радан печально отошёл в сторону и скрылся за выступом каменной скалы. Через секунду послышался вскрик и тяжёлая возня. Что-то грузно упало на землю и наступила тишина... Светодар метнулся на звук, но было слишком поздно. На каменном полу пещеры сцепившись в последнем объятии лежали два тела, одним из которых был незнакомый ему человек, одетый в плащ с красным крестом, вторым же был... Радан. Пронзительно вскрикнув, Светодар кинулся к телу дяди, которое лежало совершенно неподвижно, будто жизнь уже покинула его, даже не разрешив с ним проститься. Но, как оказалось, Радан ещё дышал. – Дядя, пожалуйста, не оставляй меня!.. Только не ты... Прошу тебя, не оставляй меня, дядя! Светодар растерянно сжимал его в своих крепких мужских объятиях, осторожно качая, как маленького ребёнка. Точно так же, как столько раз когда-то качал его Радан... Было видно, что жизнь покидала Радана, капля за каплей вытекая из его ослабевшего тела золотым ручьём... И даже сейчас, зная, что умирает, он беспокоился только лишь об одном – как сохранить Светодара... Как объяснить ему в эти оставшиеся несколько секунд то, что так и не сумел донести за все его долгих двадцать пять лет?.. И как же он скажет Марии и Радомиру, там, в том другом, незнакомом мире, что не сумел сберечь себя, что их сын теперь оставался совсем один?..

Кинжал Радана

– Послушай, сынок... Этот человек – он не Рыцарь Храма. – показывая на убитого, хрипло произнёс Радан. – Я знаю их всех – он чужой... Расскажи это Гундомеру... Он поможет... Найдите их... или они найдут тебя. А лучше всего – уходи, Светодарушка... Уходи к Богам. Они защитят тебя. Это место залито нашей кровью... её здесь слишком много... уходи, родной... Медленно-медленно глаза Радана закрылись. Из разжавшейся бессильной руки со звоном выпал на землю рыцарский кинжал. Он был очень необычным... Светодар взглянул повнимательнее – этого просто не могло быть!.. Такое оружие принадлежало очень узкому кругу рыцарей, только лишь тем, которые когда-то лично знали Иоанна – на конце рукояти красовалась золочённая коронованная голова... Светодар знал точно – этого клинка давно уже не было у Радана (он когда-то остался в теле его врага). Значит сегодня, он, защищаясь, выхватил оружие убийцы?.. Но как же могло оно попасть в чьи-то чужие руки?!. Мог ли кто-то из знакомых ему рыцарей Храма предать дело, ради которого все они жили?! Светодар в это не верил. Он знал этих людей, как знал самого себя. Никто из них не мог совершить такую низкую подлость. Их можно было только убить, но невозможно было заставить предать. В таком случае – кем же был человек, владевший этим особым кинжалом?!. Радан лежал недвижимый и спокойный. Все земные заботы и горечи покинули его навсегда... Ожесточившееся с годами, лицо разгладилось, снова напоминая того радостного молодого Радана, которого так любила Золотая Мария, и которого всей душой обожал его погибший брат, Радомир... Он вновь казался счастливым и светлым, будто и не было рядом страшной беды, будто снова в его душе всё было радостно и покойно... Светодар стоял на коленях, не произнося ни слова. Его омертвевшее тело лишь тихонько покачивалось из стороны в сторону, как бы помогая себе выстоять, пережить этот бессердечный, подлый удар... Здесь же, в этой же пещере восемь лет назад не стало Магдалины... А теперь он прощался с последним родным человеком, оставаясь по-настоящему совсем один. Радан был прав – это место впитало слишком много их семейной крови... Недаром же даже ручьи окрасились багровым... будто желая сказать, чтобы он уходил... И уже никогда не возвращался обратно.

o-ili-v.ru

Виллем Клас Хеда - это... Что такое Виллем Клас Хеда?

Хеда, Виллем Клас (Willem Claesz (Claeszoon) Heda) (14 декабря 1593/1594, Харлем — 24 августа 1680/1682, там же) — голландский живописец, мастер натюрморта.

Биография

Хеда родился в Нидерландах, в Харлеме, и обучение живописи проходил под руководством своего отца, Геррита Виллемса Хеды. В Харлеме художник жил и работал всю жизнь. Карьеру живописца он начинал с картин на религиозные сюжеты и портретов, но затем полностью переключился на натюрморты.

В Голландии XVII в. жанр натюрморта получил большое распространение. Эстетические принципы натюрморта были довольно консервативными: горизонтальный формат полотна, нижний край стола с изображаемой натурой строго параллелен раме. Складки на столовой скатерти, как правило, уходили параллельными линиями, вопреки законам перспективы, в глубину полотна; предметы рассматривались с высокой точки зрения (чтобы легче было охватить их все взглядом), располагались в линию или по кругу и практически не соприкасались. Натюрморты таких живописцев, как Николас Гиллис и Флорис Клас ван Дейк получили название ontbijtjes — этот термин обычно переводится как «натюрморты-завтраки», хотя, строго говоря, ontbijt’ом называлась лёгкая закуска, которую можно было принимать в любое время дня. Изображаемые предметы могли нести скрытый аллегорический смысл: погасшая свеча — символ окончившейся жизни; серебряная посуда означает земное богатство; ветчина — чувственные радости; лимон — внешнюю красоту, внутри которой скрывается горечь.

Хеда, а также оказавший на него влияние Питер Клас — самые значительные представители такого рода натюрмортов в Голландии.

Этих двух харлемских мастеров часто сравнивают. Оба они создавали скромные «завтраки» с простым набором незамысловатых предметов. Хеду и Класа роднят зеленовато-серые или коричневатые тона, но произведения Хеды, как правило, более тщательно отделаны, а вкус его более аристократичен, что проявлялось в выборе изображаемых объектов: серебряной, а не оловянной утвари, устриц, а не селёдки и т. п.

К сорока годам Хеда был уже живописцем с утвердившейся репутацией. В 1631 г. он получил статус мастера в харлемской гильдии Св. Луки. Неоднократно (в 1637, 1643 и 1651 гг.) избирался председателем гильдии, в 1642 и 1652 гг. — её деканом.

Один из сыновей мастера, Геррет Виллемс Хеда (1620—1702), также стал живописцем. Как и отец, руководивший его обучением, Геррет избрал своим жанром натюрморт и писал в той же монохромной манере. Виллем Хеда имел много учеников и последователей, но главным из них был Геррет.

Мастер умер около 1680 г. в Харлеме. Влияние его на других художников было значительным. Среди последних можно назвать молодого Франса Халса.

Творчество

Самый ранний из известных натюрмортов кисти Хеды датируется 1621 г. и представляет собой аллегорию бренности (Гаага, собрание Брёдиуса). Перед нами — рассматриваемые с высокой точки зрения предметы, в каждом из которых заложены ассоциации с бренностью и тщетой: чаша с тлеющими угольками, курительные приспособления, перевёрнутый бокал, череп. Колорит выдержан в коричневато-зелёных тонах и является одним из первых примеров нидерландского монохромного натюрморта. Уже в этой ранней работе проявилось мастерство Хеды в передаче фактуры материала. Более уравновешенную композицию находим в другом натюрморте того же года (Гаага, Королевская галерея Маурицхейс) и в «Столе с завтраком» (1631, Дрезденская картинная галерея). В обеих картинах предметы расположены на нейтральном фоне и объединены чёткой диагональной композицией.

В начале 1630-х гг. Хеда прибегал к композиционным решениям Гиллиса и Флориса ван Дейка, но, в отличие от них, не боялся нарушить симметрию, располагая белую скатерть в правой или левой части и оставляя середину стола непокрытой. В последовавших затем «банкетных» натюрмортах скатерть всё больше и больше сдвигалась вбок, а к концу 1630-х гг. писалась уже совершенно смятой. Еда ранее представлялась нетронутой, предназначенной лишь для обозрения и любования, а в более поздних натюрмортах видны признаки трапезы. Расположение предметов стало носить не празднично-торжественный, а как бы случайный, естественный характер.

Хеда любил писать серебряные чаши с мерцающими бликами, кубки из венецианского стекла, перламутровые раковины. С исключительным мастерством он передавал отражения и блики на блестящих и гладких поверхностях, как видно на примере замечательного натюрморта, хранящегося в Государственном музее в Амстердаме. Это произведение также отличается изысканностью красок и утончённостью проработки. Художник почти всегда использовал в своих работах одни и те же мотивы, но, меняя расстановку, он создавал оригинальные композиции, представляющие новый взгляд на привычные предметы. Для его натюрмортов характерны удивительная точность в передаче предметов и вместе с тем загадочная поэтичность, создающая романтическое ощущение таинственности. В полотнах Хеды пленяет не только натуральность изображения предметов и искусность в передаче формы, цвета, фактуры каждой мелочи самой по себе, но и живое и искреннее наслаждение, с которым раскрывается красота предметного мира.

После 1640 г. картины Хеды стали больше по размерам, богаче и красочнее по колориту (например, натюрморты в Эрмитаже, Петербург). Чтобы достичь большей монументальности композиции, Хеда в зрелый период творчества применял не традиционный горизонтальный, а вертикальный формат.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dal.academic.ru



 
Msup1 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта
Дизайн и поддержка сайта — «Askaron systems»